Ветеран-охотник подстрелил врагов из винтовки Мосина

винтовка Мосина

Кусинец Владимир Анищенко, представил рассказ «Ветеран Великой Отечественной войны – охотник», присланный на литературный конкурс в 1990 году.

Я как председатель комиссии по подведению итогов конкурса знакомился со всеми материалами, представленными на конкурс. Подлинный текст рассказа, к сожалению, давно утерян, также как и имя героя, но он мне запомнился. Попробую пересказать его по памяти.

Было это на Украине осенью 1943 года. Мы с товарищем выходили из окружения. От нашей роты осталось два человека — я и мой товарищ, который был ранен. Он не раз меня спасал на войне, и я, конечно, не мог его бросить. Фронтовая дружба – это особая дружба. Фронтовой друг – это не только приятель, это надежный товарищ, который в бою прикроет и выручит.

Так и шли мы потихоньку к своим. Я нес винтовку с десятком патронов к ней. До линии фронта оставалось уже немного. Местность была открытая, с редкими перелесками, спрятаться негде. Мы остановились передохнуть. Я постоянно осматривал местность, так как нас могли заметить враги. Осматриваясь, я обратил внимание на фигурки, появившиеся возле небольшого лесочка в полукилометре от нас. Их было пятеро.

Это были немцы. Четверо — с автоматами, один — с винтовкой. Он нес ее на плече по-охотничьи, держа за приклад. Так носили оружие егеря и профессиональные охотники, которые умели пользоваться им. Я посчитал, что этот фриц представляет для нас наибольшую опасность. Бежать бесполезно, да и раненого товарища я бросить не мог. Похолодело внутри. Что делать?

Немцы шли в нашу сторону. Судя по их поведению, они нас не видели. Увидят, расстреляют, как зайцев. А так хочется жить! Была не была, повоюем еще! И вспомнил я, как стрелял уток до войны. Ждал, когда две или три сплывутся вместе, и в целях экономии патронов стрелял в эту группу. Результат всегда был успешным. Решил и в этот раз применить этот охотничий прием.

Подождал, когда два немца сошлись на линии выстрела, и выстрелил. Оба немца упали. Остальные залегли и открыли беспорядочную стрельбу. Уже легче воевать, на двух фашистов меньше стало. Эффективность стрельбы немецкого автомата 100 -120 метров, а я подпустил немцев только на 200 метров, поэтому автоматная стрельба немцев из положения лежа для нас была почти не опасна. Пули из «Шмайссера» имели крутую траекторию и до нас не долетали.

Но где же тот с винтовкой? Винтовочных выстрелов не было. От этого было не по себе. В то же время я порадовался за свою винтовку. Наши винтовки надежные, с отличной убойной силой и точностью стрельбы. Несколько человек пробивала пуля из винтовки Мосина. Если враг прятался за дерево, не надо было ждать, когда он выглянет из-за него, боец стрелял в ствол, и из-за него выпадал уже труп, так как пуля пробивала и дерево, и противника.

Постреляв, немцы стали кричать: «Рус, сдавайсь!». Я молчал и не шевелился, товарищ тоже. И снова охотничий навык пригодился. Выдержка! Сколько раз она меня выручала на охоте, пригодилась и теперь. Покричав, немцы стали выглядывать. Я молчал и не шевелился. Через какое-то время, решив, что русский солдат убит, один немец встал. И я его сразу подстрелил.

Осталось уже двое немцев. Но тот, с винтовкой, не выглядывал, не стрелял и по-прежнему представлял опасность для нас. Огонь одного автоматчика уже был не таким плотным, а вскоре совсем прекратился. Мы уже точно знали расположение друг друга, хоть и расстояние было около 200 метров. Автоматчик решил сделать перебежку. Он явно не думал, что я его держу на мушке, как затаившегося зайца. Выстрел — и он задергал ногами на одном месте, значит, готов.

Теперь мы остались один на один с «егерем»… Но я его потерял. Не поднимая головы, внимательно осматриваю местность и вижу: «егерь», пригнувшись, бежит к перелеску и тащит волоком за ствол свою винтовку. Если он сообщит немцам о нас, то мы можем не дойти до линии фронта. Тщательно прицеливаюсь и стреляю. Фриц уткнулся в землю. Жду. Движений нет, не поворачивается и похоже, уже не представляет больше для нас опасности.

Времени на подведение итогов перестрелки у нас не было. На шум выстрелов могли подойти другие немцы, и наша маленькая победа тогда обернулась бы поражением. Подняв товарища на спину, я поспешил к своим.

Финал был благополучным. Мы дошли до линии фронта и смогли перейти ее. Товарища отправили в медсанбат, а я дальше воевал и дошел до Берлина.

За эту перестрелку и уничтожение пятерых фашистов наш герой не получил награду. Он и не думал о награде во время боя. Не до того было.

Фото: huntland.ru

Вам также может понравиться ...

Яндекс.Метрика